Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха

Осип Мандельштам — Паденье, неизменный спутник страха

Падение - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда — то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но ели ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье — неизменный спутник страха

И опять же, если у Маяковского бунт как таковой, то для Мандельштама бунтовать - значит строить готический собор. Мысль эта с полной отчетливостью выговорена им в статье"Утро акмеизма" ок. Текст этот мыслился как манифест акмеизма, но был отвергнут Гумилевым и Городецким. Исследователи давно обратили внимание на взаимосвязь разбираемого нами стихотворения и этой статьи.

Паденье – неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство.

Болхов, Орловская губерния, Российская империя. Хутор Доброславовка Ахтырского уезда Харьковской губернии. Русский советский поэт, переводчик, Герой Советского Союза. Деревня Гумнищи, Шуйский уезд, Владимирская губерния. Вяжле, Кирсановский уезд, Тамбовская губерния, Российская империя. Настоящее имя Борис Николаевич Бугаев.

Хочешь, примус туго накачай, А не то веревок собери Завязать корзину до зари, Что бы нам уехать на вокзал, Где бы нас никто не отыскал Но выдает себя снаружи тайный план: Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Души готической рассудочная пропасть, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом - дуб, и всюду царь - отвес.

Осип Эмильевич Мандельштам. Паденье - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты.

Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей и философией, уже первыми своими стихами привлек внимание и читателей, и больших мастеров. Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов - декадентов. Юный автор заявлял о своем полном разочаровании в жизни, едва начав жить: Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю.

Оттого, что иной не видал. Поэтическое начало, дебют Мандельштама говорит о вхождении в мир поэта, обладающего глубоким ассоциативно-образным мышлением, стремящегося к равновесию между стихом и словом и помнящего истину: Что это, если не автоформула?

ПАДЕНЬЕ - НЕИЗМЕННЫЙ СПУТНИК страха - стихотворение Мандельштам О. Э.

Сознание своей правоты нам дороже всего в поэзии и, с презрением отбрасывая бирюльки футуристов , для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как Себастьян Бах утвердил ее в музыке. Какой безумец согласится строить, если он не верит в реальность материала, сопротивление которого он должен победить.

Задачи построения такой поэтики взяла на себя органическая школа русской лирики, возникшая по творческой инициативе Гумилева и Городецкого в начале года, к которой официально примкнули Ахматова , Нарбут , Зенкевич и автор этих строк. Очень небольшая литература по акмеизму и скупость на теорию его вождей затрудняет его изучение. Акмеизм возник из отталкивания: Попытка не удалась, акмеизм мировоззрением не занимался:

Раннее творчество Мандельштама испытало явное влияние поэтов – декадентов. Паденье — неизменный спутник страха, И самый.

Здесь, на твердой площадке яхт-клуба, Где высокая мачта и спасательный круг, У южного моря, под сенью Юга Деревянный пахучий строился сруб! Это игра воздвигает здесь стены! Разве работать — не значит играть? По свежим доскам широкой сцены Какая радость впервые шагать! Актер — корабельщик на палубе мира! И дом актера стоит на волнах! Никогда, никогда не боялась лира Тяжелого молота в братских руках!

Паденье - неизменный спутник страха...

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

Паденье - неизменный спутник страха (О.Э. Мандельштам). автор: Шипицова Елена. К будущей персональной выставке

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Ваш -адрес заблокирован

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощёный двор когда-то мерил ты:

Об аудиозаписи. Собрание стихотворений Осипа Мандельштама: Вот дароносица, как солнце золотое, Повисла в воздухе — великолепный миг.

О, вещая моя печаль, О, тихая моя свобода И неживого небосвода Всегда смеющийся хрусталь! Все большое далеко развеять, Из глубокой печали восстать. Я от жизни смертельно устал, Ничего от нее не приемлю, Но люблю мою бедную землю Оттого, что иной не видал. Я качался в далеком саду На простой деревянной качели, И высокие темные ели Вспоминаю в туманном бреду. Узор отточенный и мелкий, Застыла тоненькая сетка, Как на фарфоровой тарелке Рисунок, вычерченный метко, Когда его художник милый Выводит на стеклянной тверди, В сознании минутной силы, В забвении печальной смерти.

У тщательно обмытых ниш В часы внимательных закатов Я слушаю моих пенатов Всегда восторженную тишь. Какой игрушечный удел, Какие робкие законы Приказывает торс точеный И холод этих хрупких тел! Иных богов не надо славить: Они как равные с тобой, И, осторожною рукой, Позволено их переставить. За радость тихую дышать и жить Кого, скажите, мне благодарить?

Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)/К 1916 (ДО)

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха?..

«Камень» — первый сборник стихов О. Э. Мандельштама, впервые опубликованный в Пешеход; Казино; Паденье — неизменный спутник страха.

Я ласточкой доволен в небесах, И колокольни я люблю полет! И, кажется, старинный пешеход, Над пропастью, на гнущихся мостках Я слушаю, как снежный ком растет И вечность бьет на каменных часах. Но я не путник тот, Мелькающий на выцветших листах, И подлинно во мне печаль поет; Действительно, лавина есть в горах! И вся моя душа - в колоколах, Но музыка от бездны не спасет!

Падение - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. (Осип Мандельштам)

Где римский судия судил чужой народ - Стоит базилика, и — радостный и первый - Как некогда Адам, распластывая нервы, Играет мышцами крестовый легкий свод. Но выдает себя снаружи тайный план, Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес.

Но чем внимательней, твердыня , Я изучал твои чудовищные ребра,- Тем чаще думал я:

Автор Осип Мандельштам • Опубликовала Зимний узор •

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты -- В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Осип Мандельштам. Татары, узбеки и ненцы...


Жизнь вне страха не только возможна, а совершенно достижима! Узнай как победить страх, нажми тут!