Журнальный зал

Журнальный зал

Рильке был неприятно удивлен силой и наглостью пришельца. Спустя еще два часа один из патрулей наткнулся на монаха-доминиканца, двигавшегося в сторону Менгена. Его везла слепая лошадь с раздутым животом. Всадник и не думал скрываться. Его спокойствие осталось непоколебимым даже тогда, когда на него напали волки. Напали как-то вяло и не стали рвать жертву на части — просто стащили монаха со спины кобылы, но на этом все и кончилось — никто из четвероногих не питался падалью. Лошадь, глаза которой выклевали вороны, не испугалась ликантропов и тупо побрела дальше, пока не ткнулась мордой в дерево. Монах лежал на спине и безучастно глядел в серое, затянутое паутиной веток небо. Его земной путь заканчивался.

Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке (Райнер Мария Рильке)

Как будто некто слепок головы моей пронзал стальной иглой зловеще. Я чувствовал азарт его жестокий, как будто на меня лились потоки дождя, в котором искажались вещи.

Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке. Перевод Е. Суриц .. Страх Мальте перед жизнью в какой-то степени экзистенциален, это страх не.

Рональд Бриттон Если мой человеческий разум не может признать, что все, что есть — есть верно; и раз уж все, что есть, должно быть, я буду, улыбаясь, сидеть среди руин. Истинно, мы были рождены не для того, чтобы наслаждаться, но чтобы покоряться и надеяться. В 11 Главе я обсуждал Вордсвортовскую теорию взаимосвязи детского опыта и поэтической чувствительности.

Рильке, как и Вордсворт, пытался понять себя и собственную поэзию через детские истоки, но его субъективное восприятие раннего опыта и его психических последствий сильно отличается от Вордсвортовского. Сравним хорошо известное Вордсвортовское прозрение связи между детством и взрослой жизнью и размышления Рильке на схожую тему: В чем ведь ужас — я узнал ее.

Где же поэт находит свои силы, можем спросить мы, и каковы его истоки? Ханна Сигал, продолжая эту тему, показала, что художник благодаря процессу творения может восстановить свои внутренние объекты, которые были повреждены, утрачены или уничтожены в [бессознательной] фантазии Именно это дало Рильке уверенность, что он должен завершить их, чтобы продолжать жить. Поэтому так же, как Фрейд поднял вопрос о том, почему, несмотря на принцип удовольствия, в наших снах содержатся болезненные и пугающие вещи, Вордсворт вопрошал, почему они присутствуют в поэзии.

Схожий ответ двадцатого столетия на то, почему трагедия дает удовлетворение аудитории, предлагает Луис МакНис: Это мне напоминает теорию Биона , что мы предоставляем себя в качестве контейнеров для опыта, что мы превращаем непосредственное ощущение в мысли, и что мы думаем для того, чтобы иметь дело с мыслями. Оба поэта достигают этого, используя память и воображение — и у них, как и у Кольриджа, это слово значит то, что Кляйн позднее назвала бессознательной фантазией.

Нужно научиться их прогонять, когда их много, и, набравшись терпения, ждать, когда они снова придут.

Читать онлайн «Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке»

И снова оба молчат, и немец кричит наконец: Он вспоминает светловолосую девушку, с которой играл. Домой бы, домой, хоть на минутку, чтоб только успеть сказать ей: И вот на рассвете — навстречу конник и еще, и уже их четверо, десять. А потом целая тысяча — войско. Дальше им — порознь.

Случайный отрывок из текста: Райнер Мария Рильке. Письма к молодому . Но страх перед необъяснимым сделал беднее не только существование.

, , . Новизна этой новой лирики довольно сомнительна. Общего нового пути опыт Рильке не открыл. Но такая тема относилась бы к прошлому, к истории искусства, а мне хочется другого. Перед лицом такого крушения нужно было решить: Это сравнение не так нелепо, как может показаться. Наоборот, это крайний модернизм. Отрицание Толстого распространяется на все, что сделано в искусстве к настоящему времени если что- то из этого щадится, то оно тем самым изымается из общего контекста: Новейшие опыты возмущают Толстого просто как наиболее нелепое заострение старых свойств и старых установок искусства.

Но то был суд со стороны. Сравним с этим слова Рильке: Простота позднего Толстого и простота Рильке, кажется, несопоставимы: Новая красота прозаична, то есть, целесообразна, уместна, скромна, правдива.

Шедевры мировой лирики - Райнер Мария Рильке - ранние стихи, Часослов, Книга образов

Орфический круг Райнера Марии Рильке Ведь нищета — великий свет нутра. Во сне, когда, не оставляя бдений, из бытия, рыданий и видений к поэту чувства льнут, и дух его померк, он жизнь, и смерть коленопреклоненно приемлет, сгибом своего колена Пер. В серебряном многоголосье мировой поэзии на рубеже 1ХХ и ХХ веков одна из самых чарующих, элегических нот принадлежит австрийскому поэту Райнеру Марии Рильке. То короткое время, сгоревшее в пламени мировой войны, обуглившись в болезненно напряженные годы безвременья, оказалось некой музыкальной вершиной европейской поэзии, над которой воспарила и осталась на все времена величествен-нейшая фигура гения Рильке.

Страх, голод, жажда тысяч людей взыскуют их, и они приходят как неизбежный рок, как хлеб наш насущный, повинуясь тем последним законам .

Месяц назад, 15 февраля, я писала о том, как понимает Рильке"жизнь", и говорила, что это понимание тесно связано с пониманием"смерти". Сегодня я хочу рассказать Вам именно об этом. Жизнь и смерть: Рильке Вопрос о смерти сопровождает Рильке на протяжении всего его творчества и становится основным моментом в размышлениях о человеческой жизни. Смерть познается только в качестве конститутивной части самой жизни.

В отличие от понимания жизни, пронизывающей и наполняющей все живое на земле, смерть отнесена только к людям. Объяснить это можно положением человека в структуре бытия. В отличие от растений и животных человек отделился от мира природы, создал свой мир прогресса, культуры, больших городов.

Смерть в понимании Рильке

Содержание Райнер Мария Рильке: Рильке оказал большое влияние на русскую поэзию начала прошлого века, и, прежде всего, на Бориса Пастернака и Марину Цветаеву. В семье Рильке сложились очень непростые отношения. Когда ему исполнилось девять лет, его мать, Софи, оставила мужа и уехала в Вену, поближе к императорскому дворцу и высшему свету. Ее не удовлетворяло прозябание с неудачником Йозефом Рильке, не дослужившимся даже до офицерского чина. Пять лет учился в военной школе в Санкт-Пельтене.

Рильке,-Р,Цветаевой,августа. Но до этого — промежуток, страх долгих дней с их повторяемостью, страх (внезапно) перед случайностями, которые .

Когда коснется вас зима, деревья жизни? Вражда нам наиболее свойственна . Любящие наталкиваются на грани. Напряженно и старательно подготовляется противоположное данному мгновению. Мы не ощущаем контуры чувства, а лишь то, что формирует его извне. Кто не сидел перед театральным занавесом своего сердца? И вот он взвился: Танцор превращается в бюргера и идет через кухню в свою квартиру.

Экзистенциальная тревога: «Дуинские элегии» Рильке. Рональд Бриттон

Мартын был из тх людей, для которых хорошая книжка перед сном - драгоцнное блаженство. Такой человк, вспомнив случайно днем, среди обычных своих дл, что на ночном столик, в полной сохранности, ждет книга, - чувствует прилив неизъяснимого счастья. Мне тотчас рассказали, что он мучился ужасно, — по нему это не было видно.

ФАНТАЗИИ НА ТЕМЫ РИЛЬКЕ В юности я пытался переводить Рильке и одно из переведенных стихотворений . Ему неведом страх Господень —.

Редакторский выбор недели Новые статьи [ Взбираясь на любую гору Майкл Джексон ; Кто изобрел катетометр? Андреас Кригер ; [Мы, насильники, мы только тратим. Но когда, в какой из наших жизней мы, вконец, открыты для приятья? Роза, престольная, в древности ты была чашей с обыкновенной простой каймой. Нынче же взоры не могут насытиться наши, неистощимая вещь, тобой.

Словно бы ты нарядилась в несчетные платья, платья на плоти, которая вся блеск и сиянье. Но древним горит неприятьем всякой одежды твоя краса. Веками нам запах твой был зовом к своим именам сладчайшим; нынче славой он воздух залил. Но отгадать имена мы не в силах и снова мы отдаем ему вздохом легчайшим память о прошлых мгновеньях, исполненных зова. Немногие, вы, детства далекого други в стольких забытых садах городских: И всё же та наша радость была ничьей.

Вспыхнув на миг, она тотчас же тлела в прохожих, в робости дней, в одиночестве долгих ночей.

Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке

Я так боюсь человеческих слов, в них кажется все настолько простым: Мне страшен опустошенный слог, где выше смысла гласных игра. Не диво людям любая гора, превыше бога — порог и прок. Вещают вещи мудрым в ответ. Но тронет их простой пересуд — вещи замкнут уста и умрут.

Поэзія Райнера Марія Рильке въ числ своихъ противниковъ не .. Страх Ее объял, и у нее в глазах, Ея испугу был немой ответ.

Но кулак с кровавой веревкой он не смеет разжать. Медленно он выводит большими буквами, строгими и прямыми: Потом он прячет письмо под мундир, в сокровенное место, туда, где лежит уже розовый лепесток. Глаза у крестьянина распахнуты, и в них отражается что-то; нет, это не небо. Значит, скоро наконец-то жилье. Над домишками каменно высится замок.

Широко перед ним стелется мост. Крики, звон и собачий лай! Кони ржут, и копыта гремят. Наконец-то не думать о том, чем набить себе брюхо. Дать покой изнуренному слуху. Предаться тому, что случится.

Žižek - Our Fear of Falling in Love


Жизнь вне страха не только возможна, а совершенно достижима! Узнай как победить страх, нажми тут!